Рыжик (loruta) wrote,
Рыжик
loruta

Categories:

Большая простыня про ЛангКон-2016

По всему выходит, что ЛангКон – это мой цвет, мой размер. За десять лет состоялось больше дюжины больших, малых и средних конвентов, и я была на всех новосибирских, пропустив только питерский (с огромным сожалением). Одно только упоминание, мелькнувшее в разговоре или в сети, уже превращает меня в подобие зомби – начинают течь слюнки, руки становятся загребущими и в голове загорается красная надпись «ХОЧУ!» И сейчас, как только появились намёки на осенний ЛангКон в Новосибирске, реакция была та же: «Где дают, куда бежать?».
И предчувствия не обманули! Несмотря на все трудности с набором участников, резкую смену базы, ужатые помещения, танцы с расписанием и прочие организационные моменты, ЛангКон состоялся и был прекрасен. Хватало всего – напряжённой подготовки, активного действия, расслабленного отдыха, шуток и слёз, магии и техники, антуража и персонажей, игр и игроков, дружеской поддержки и централизованного снабжения, новых лиц и старых друзей... ЛангКон всё ещё торт, короче.

Подробности и спойлеры.

«Красное на чёрном», вводная игра к будущей "Tabula Rasa" про психиатрическую лечебницу от красноярцев, персонаж – санитарка Лиза Смит. Игротехник, потому что уже участвовала в этом на зимнем КрасЛанге. Но плотность событий и система медицины таковы, что, даже сталкиваясь с пациенткой, которую сама же играла, прошлыми знаниями воспользоваться не можешь. С мистическим пластом тоже практически не пересекалась. Первый день ушёл на раскачку и обкатку. Быстро начала носить в кармане халата запас лекарств на дозу-другую вперёд – когда пациента бьют корчи и врач над ним кричит «Два люминала этому столику!», нет времени искать, у кого ключ от процедурной, или прерывать эти самые процедуры. Для последнего у нас были детективы, которые так и лезли то в стерильную операционную, то в комнату интенсивной терапии во время сеанса. «Да что ж у вас везде терапия? – Это гестапо, боль – это наша профессия больница! Тут лечат, представьте!» В первый день особой популярностью пользовался успокоительный препарат на «фени-что-то-там», на второй лечение стало таким активным, что затребовалось обезболивающее, а вот амфетамин спрашивали редко. Сбор анализов прошёл без эксцессов, хотя Крис Нолан (yuri_lomov) попытался сожрать ватку со спиртом. Иногда натыкаешься на триггеры пациентов, причём в прямом смысле – игроки теряли свои распечатки, приходилось подбирать и отдавать по назначению.

[больше психов]Вызвалась дежурить в первую ночную смену согласно характеристике персонажа, и огребла приключений на верхние девяносто. ФБР-ровец Джордж Трикс (Юрий Грасс Желтов) настроился дежурить в коридоре и отказывался уйти, требуя главврача. Между тем с позиции моего игротеха в вопросах больничного распорядка слова дежурного врача уже достаточно, а отрывать Нокса (kraitens) от предполагаемого отдыха (пусть даже на самом деле в ординаторской шёл консилиум) – вредно, не говоря уже о шуме под дверьми палат, где пациентам спать положено. Они и так люди нервные и мои коллеги сейчас будут им эти нервы трепать, а тут ещё такой крик. Поскольку дискуссия зашла в тупик, я предложила доктору Хиггинсу (Алексей Ершов) выписать кое-кому хлороформа – порядок такой, санитары и медсёстры сами лечение не назначают. Хиггинс идею одобрил, но в процессе добычи хлороформа я по жизни хлебнула аммиака и обожгла рот, поэтому к Триксу подходила осторожно, опасаясь задеть слизистые. В результате он начал отбиваться и отстреливаться, уверяя, что даже не вдохнул. Но за стрельбу в медперсонал его тут же утихомирили крепкие санитары с дубинками. В итоге сошлись на том, что ФБР-овец избит до бессознательного состояния, а я получила тяжёлое ранение в грудь. Хорошо ещё, что не в сердце (впрочем, я стояла правым боком к стрелку). Нас обоих потащили в операционную на осмотр, санитар Бобби Джонс (dmitry_loevsky) уговаривал меня не терять сознание и слушал мой бред про детишек – на его счастье, я зациклилась на «старшеньком Джонни», а то в списке ролей утверждалось, что детей у меня пятеро. Но в операционной мне пришлось переключиться на профессиональную тему, потому что доктор Хиггинс был не слишком подкован в хирургии. «Господи, дай этому человеку мозгов и ловкие пальцы!» - взмолилась я, в порядке бреда выдавая инструкции, где резать и чем зашивать рану в отсутствие иголок. Трикс с соседней койки попробовал возмутиться, приняв пожелание про мозги на свой счёт, но зря он это сделал – я переключилась на него и набредила ему пророчество о смерти от раскалённого шила в задницу при содействии чёрного кота с разноцветными глазами. «Истинно вижу – левый глаз жёлтый, а правый голубой, запомни!» Трикс в ответ пугал Гувером и обещал страшные карательные санкции, но доктор Алерт (Аркин), напротив, посулил мне премию. На остаток ночи мне подобрали занятие полегче – опекать монахиню Алису Корнуэлл (tinva_eva), у которой в палате сплошные истерики, а мужчин она боится (второй раз играю и не могу понять, почему так трудно догадаться просто закрывать ей глаза, благо одеяние у неё просторное, прикрыть лицо краем несложно). Под песенки и утешения настали утро и завтрак.
Доктора распределили пациентов и взялись за дело с новой энергией, так что количество истерик возросло. Кое-кого пришлось приковывать для успокоения, а санитары замучились таскать виртуального дядю Гаспара, который упорно мерещился Элли Тейл (Катерина Лементуева). Побитый ФБР-овец незаметно пополнил ряды пациентов – «Будет тебе и Гувер, и второй Гувер, и Авррам Линкольн с Наполеоном в придачу», так что санкций я не дождалась. Чаще приходилось ассистировать в процедурах, а то и выполнять нестандартные задания – например, утащить у пациентки здоровенную Библию по наводке въедливого доктора Урбанеке nemothedeadfish. Во вторую ночь, когда теоретически мой персонаж спал, старшая медсестра главмастер (demelko) выдала мне партзадание – довести подготовить монахиню к родам («Чтобы через полчаса воды отошли!»). Я была не слишком в курсе, как призраки настраивали её прошлой ночью, но что она боится родить Антихриста – знала, так что хватило туманных страшилок и личных воспоминаний игрока про роды. Крики и стоны были убедительны, и к утру Алиса родила.
Днём было забавно наблюдать, как вокруг младенца кружат адептки древних богов (Валентина Нарежная, halvusha и Дарья Гердт), мешая друг дружке. К счастью, доктора задумались о переводе мамаши в более спокойную обстановку без подсказки, а то дело пахло керосином. На всякий случай я запаслась чипованной шиной, но воспользоваться палкой не пришлось. Перед сном доктор Ву (Илья Шеренков) позвал меня ассистировать в операции, но только мы разложили пациента на столе, как, несмотря на отбой (а скорее, именно поэтому), началось… Сначала нам приволокли раненого в живот Старого Тома (Болбат). Снятый со стола Лев Баркер (Владимир Бухаров) нудел со своей койки, что он сам доктор и всё лучше знает. Едва мы заштопали Тома, как поступила Дана Смит (Алёна Халевина), тоже с пулей в животе. За пределами операционной стреляли в наших пациентов и коллег, а мы даже не знали, кто, за что и кто победил. При виде молодой девушки Лев Баркер оживился и потребовал задрать платье, потому что иначе как живот-то лечить? Баркеру выписали целительного пенделя хлороформа, чтобы заткнулся, а Дану худо-бедно заштопали с соблюдением правил приличия. Том отлежался и освободил койку, Лев Баркер очухался и стал заявлять, что он вот-вот умрёт, но к нам уже несли мать с ребёнком, то есть Алису с дочкой, тоже умудрившуюся схлопотать пулю. К тому же следом за пациенткой вломились детектив Кок (Торин) с шерифом Мердоком (luhrasp) и твёрдо вознамерились её охранять. Максимум – удалось удержать их в предбаннике, а не лезть со своими пистолетами и микробами в стерильную палату и толкать под руку со скальпелем. «Я нашла кусок груди!» - обрадовалась я тому, что не придётся стаскивать всю рясу. «А с ребёнком всё в порядке?» - вопрошал из-за дверцы шкафчика детектив. - «Да, ребёнок спит» (хорошо, что мастера не заморочились с полным моделированием кормёжки и смены пелёнок). - «А это точно тот ребёнок?» (нет, у нас в каждой палате под кроватью припасено по младенцу для подмены) – «Не верите – сами понюхайте!». Прооперированную Алису с девочкой уложили спать, медсестра Дана очнулась и ушла дежурить, детективы сели в засаду. Мы с доктором Ву взрезали наконец заждавшегося Баркера (к счастью, он всё-таки не помер), переглянулись поверх масок… и решили никуда не уходить, мало ли что, а влезать в халаты и перчатки заново – может не хватить времени. Я сбегала в ординаторскую за кофе и печеньками, мы с доктором подкрепились, детективы отказались, потому что на посту (в принципе, логично, а вдруг бы я туда люминалу подложила?), и дальше мы довольно мило провели остаток ночи. Монахиня, девочка и Баркер спали, мы с доктором отсиживались на койке после трудовой вахты, шериф вылез из туалета, а Генри Кок согласился надеть халат и присел возле койки Алисы. Так что в некотором смысле посодействовала победе добра. Самый функционально эффективный лангедок.


«Цвет магии», проводящий мастер nemothedeadfish, персонаж – синий маг Энесс. Нормальная такая условно фэнтезийная игра про магию и наступающую тьму. С одной стороны – обоснованная паранойя (потому что трёх магов кто-то же убил и Тёмный Властелин на подходе) и личные мотивы, с другой – необходимость сотрудничества ради общей цели. Что (и кто) возьмёт верх – зависит от игроков. Например, у нас есть две полных школы – красные и зелёные, - которые могут «сообразить на троих», то есть создать мощное «полное заклинание»; есть посланцы короля – серые маги, которые могут дополнять до тройки «осиротевшие» чёрную, белую или синюю школу; и есть, наконец, возможность какого-то абсолютного заклинания из пяти магов всех школ. Однако всё не так просто – ведь любой может оказаться предателем; у каждой школы есть свои недостатки; между башнями идёт соперничество; возможности магов не безграничны; то, что один считает гениальной идеей, другому кажется пустой тратой времени или представляет личную угрозу; среди доступных заклинаний необходимо выбрать те, что окажутся наиболее полезными; не все спешат выкладывать свои ресурсы в общий котёл; для «пятёрки» нужны добровольцы, готовые рискнуть жизнью… Периодически все тянут одеяло каждый в свою сторону так, что Лебедь, Рак и Щука покажутся образцом эффективного сотрудничества; общие совещания пробуксовывают, а каждая необходимая консультация в узком кругу тратит драгоценное время и усиливает недоверие. Может быть, многовато развешанных ружей со всякими найденными и украденными свитками, артефактами и зельями, которые могут сдетонировать в финале. Плюс возникали некоторые нестыковки деталей из загрузов – например, со временем смерти магов и системой взаимоотношений между школами в целом и магами лично.

[больше цвета]Скажем, у меня был упор на недоверие зелёным магам (непонятно почему), а Коварный после игры говорил, что ждал от синих магов яркой вражды с красными… Какое-то время мы с коллегой Этвинной (Тереза) походили кругами, присматриваясь друг к дружке. Но я-то знала, что наш погибший маг Хэллар как раз и был предателем – я же его и долбанула молнией, услышав, как он общается с Повелителем. Я сочла, что второй предатель в нашей школе маловероятен, и решила довериться. Зелёные маги, от которых мне полагалось шарахаться, напротив, сами лезли с помощью. Тенни (vanessalee), которая имела подозрения насчёт моей причастности к молнии, поразившей Хэллара, помогла выдвинуть версию о случайности – и главное, с общеизвестными фактами неплохо так увязывалось. Мол, наш замкнутый специалист по иллюзиям шёл себе через двор невидимым, а тут я тренируюсь. А поскольку маг даже от боевого заклинания погибает не сразу, а через пять минут, то иллюзия развеялась не сразу и я, дескать, не увидела, что натворила. Тенни покивала и не выразила желания тут же бежать и всем рассказывать, так что некоторого взаимопонимания мы достигли. После этого таиться от напарницы было уже совсем глупо, и Этвинне я рассказала более полную версию. Тем более что меня стали доставать «вражеские голоса» - артефакт, с помощью которого Хэллар связывался с Повелителем, я использовала для передачи сообщения Королю, а теперь из него шли завлекательные предложения. Когда тебя пытается искушать собственное декольте, это немножко раздражает. Я долбанула хрустальный шарик молнией и сунула под подушку. Далее до нас добрался зелёный Бент (Грасс), который с самого начала бегал с предложениями о сотрудничестве: «я доверяю только вам!», но цвет единственной достойной доверия школы у него постоянно менялся. Бент уверял, что может стать третьим в нашей школе, но после консультации с мастером выяснилось, что он всего лишь нашёл пару чистых синих свитков, пригодных для создания новых заклинаний, однако сам применять их не мог. (Мастера полагалось подзывать, обращаясь то к слуге типа повара или камердинера, то вообще к местной мебели типа говорящего столика – замок магов, как-никак, тут и старый шлёпанец говорить научится, и вот мы ненавязчиво позвали: «Нам нужен конюх… у нас в башне лошадь!» Тут же всем полезли к нам в комнату, как будто лошади сроду не видели.) С горя Бент бескорыстно отдал нам оба свитка – ну, в обмен на туманное обещание помочь с ингредиентами, если вдруг нам что-то подвернулось бы.
Свитки мы поделили, и я использовала свой для создания артефакта. По условиям загруза у меня изначально должны были быть «шар из текучего хрусталя» и «огненный жезл» (с очень странными мотивами украденный у estel_aldaedel и в итоге возвращённый tenar26), поэтому я на случай обыска прихватила ещё некоторое количество антуражной дребедени. И когда Тенни начала интересоваться древним артефактом провиденья, а отдавать искушающий шар у меня не было желания, то я пошла и намагичила артефакт поиска «свет мой, зеркальце, скажи». В итоге мы его использовали для поиска предателей, и успели просканировать примерно половину присутствующих (все оказались достойны доверия, кроме разве что непонятного ЛЛира (yuri_lomov) с его артефактом), прежде чем зеркальце вышло из строя. Так уж получилось, что ни один из наймитов Повелителя под обзор не попал, а туманные видения серой ученицы Инессы (Лементуева) подтвердить не удалось – предатели действовали независимо и не были связаны друг с другом. А тут ещё военачальница Аурис (Эндер) буквально на минутку отвернулась, и в итоге чёрный вампир Керфан (kovarny1981) вынес большую часть верных Королю магов, так что только красная школа смогла выдать полное заклинание, и до Повелителя добраться не удалось. Но момент, когда на базу заехала толпа школьников, и с балкона были видны толпы бегущих и собирающихся у входа людей, а также слышна громкая музыка, очень неплохо проиллюстрировал подступающие армии Тьмы :). В смысле решения стратегических головоломок – очень насыщенная игра.


«Открыть глаза». Моя игра про мистические расследования по образцу «Битвы экстрасенсов». Задумывалось ещё к апрельскому ЛОмКону, но тогда я не успевала. Зато сейчас у меня есть на примете люди для начитывания аудиозаписей, а на "Проекте Прощаение" я заценила эффективность этого средства :). Систему откровений не удалось задействовать на полную – в зависимости от способностей персонажа и задаваемых вопросов, они могли видеть, слышать, ощущать, и сами прозрения могли быть как однозначными, так и туманными, нуждающимися в доработке напильником толковании. Но в последний момент обнаружилось, что привезённые ноутбуки готовят к следующей игре, потому картинки и видео показывать не на чем. Добрая Наяда одолжила мне телефон, с которого худо-бедно удавалось запускать часть аудиозаписей, и то не все. Хорошо, что этого хватило. Типажи участников мне ужасно понравились, хотя к следующему прогону, возможно, заменю или допишу новых. Состав игроков, к счастью, был максимально нейтральным и заменяемым, поэтому вместо Раисы Любашиной эффективно выступил Чогэн (Фесс), заявившийся со своим образом Германа Гетенберга Вовчик (spiegelman) ярко сыграл «тёмную лошадку», Рико kraitens и Феарлинка показали, что ведущие могут действовать вдвоём, Шейдер в роли хитрого майора представил дело и ловко мутил воду там, где требовалось, Валентина Лозовская (Афина) и Джура Чёрный (dusha) проявили достаточно тонкости и чутья. Но без зрителей получилось скучно, гостям надо досыпать побольше драмы (Алёна ещё сумела выступить в начале, а вот Артём Ершов с больной головой сидел тихо), и полицейскому уделять больше внимания, особенно архивное дело прописывать тщательно. Где-то посередине между «удовлетворительно» и «хорошо», не блестяще, но и не провал, задумка годная.

«Lost: Остаться в живых», игра от уфимцев Грасса и Аксёнова, персонаж… ну, для тех, кто смотрел сериал – я была доктором Джеком и это многое объясняет. Для тех, кто не смотрел – крушение самолёта, загадочный остров, полудикие условия, непонятные и трагические события. А я тяну случайную карточку персонажа и вижу: врач-терапевт, верующий католик, трудолюбивый, ответственный, ночами дежурящий вместо коллег, да ещё с лидерскими способностями – то есть, в переводе на язык мастерского моделирования, люди норовят собраться вокруг меня и ждать чудес указаний. При этом в технике или оружии не разбираюсь. Что такой персонаж станет делать в заданных условиях? Явно не отсыпаться под пальмой и не уплывать в голубую даль на плоту, а всех лечить по мере возможности. Я как представила себе пострадавших в результате аварии, потом всяческие хронические болезни, потом всевозможные несчастные случаи в процессе, и всё это в полевых условиях со случайным набором медикаментов… короче, мне стало ясно, что доктор Джек будет героически убиваться в попытке всех спасти; чем дальше, тем хуже у него это будет получаться, но бросить этих людей он не сможет.

[больше бессмысленного героизма]«Вновь не солгали предчувствия мне,

Лучше б, конечно, солгали» (КВН)
Примерно так оно и вышло. Начиная с того, что моего персонажа вытаскивают из воды, начинают откачивать, кричат «Врача, есть здесь врач?!»… и едва очухавшись, я автоматически реагирую: «Я врач», топаю собирать раненых, рву на перевязки последнюю единственную рубашку, и всё это в окружении незваных поклонников, которые собрались кругом и в рот смотрят. К счастью, последних наполовину оттянул другой харизматичный лидер – бизнесмен с телохранителем в исполнении Торина, взявший на себя обязанности снабженца и тактика. Не успели толком обустроить быт, как начали убивать живых и видеть мёртвых. Из как-то подкованных в военном отношении персонажей (спецназовец Эндер, брутальный мужик ___flame___…) образовалась ударная группа, а доктор Джек собрал всех бесполезных беспомощных остальных и погрёб на плотах дрейфовать вокруг острова, потому что в обещания безопасности и помощи через три дня не верилось. Положение осложнялось тем, что это была игра-словеска, и в теории требовалось вдумчиво переписать ресурсы и делать подробные заявки с применением навыков, а на деле из-за ограниченного времени всё происходит скомкано, не в том порядке, наспех и без деталей. (Из наставления мастера: "Главное - не надо паранойить! ...Если вам надо заявить какое-то тайное действие, выходите с мастером из комнаты... - А остальные игроки сидят - и не паранойят!") Поэтому мастер волен трактовать результат по собственному усмотрению, в том числе не лучшим образом, а протестовать и говорить, что ответственный и дотошный персонаж не мог такое пропустить, уже поздно, остаётся только продолжать перевязывать раны прямо на плаву и с активированным углём вместо обезболивающего. С горсткой выживших мы зависли в паре сотен метров от спасения, но поскольку в процессе сплава, по мнению мастера, рации намокли, то связь между двумя командами прервалась, и одни уплыли на подводной лодке, а другие так и остались в кустах и погибли. Логично и закономерно, чо, так что для меня это получилась игра про кармическую безысходность, и сознание собственной проницательности как-то слабо утешило.


«Золотая лихорадка», игра по "Северным рассказам" Лондона от Шеренковых, персонаж – Серафима «Серая Гусыня» Гагарина. Поскольку с «Лоста» я вышла с желанием убивать, то следующая игра была как бы в тему: получив загруз меньше, чем за сутки до конвента, я обнаружила, что убийца – именно я. Но это не такой уж спойлер, поскольку покойный Джек Риппер не нравился никому, и большинство персонажей только приветствовали его смерть, а потому, как я поняла со слов мастера, эту обязанность могли возложить на любого. И мотивы у меня были, разумеется, исключительно гуманные – решила, понимаешь, устранить такого неприятного человека ради всеобщего блага, ибо нечего строить планы насчёт убийства и похищения женщин по крайней мере, там, где тебя могу подслушать. Так что опять я получалась белая и пушистая, всеобщая посредница, да ещё для индианки, пусть даже с поправкой на просветителя-мужа, чрезвычайно изощрённая особа. Потому как опоить жертву кокаином, обеспечить себе алиби, заколоть украденными ножницами, облить их виски для уничтожения следов – до такого не всякий Смок Беллью додумается. При этом всю игру меня искренне мучил вопрос – ну почему именно ножницы? В хозяйстве столько вещей, предназначенных для протыкания плоти, и гораздо более удобных, но… ножницы, Карл?

[больше северных баек]Полиция (Бухаров и Артём) взялась опрашивать меня чуть ли не первой, но их больше интересовали индейские диковины, найденные возле тела (так и не поняла, откуда этот след взялся), моим алиби поинтересовались вскользь и больше не приставали. Огляделась вокруг. По анонсу игра напоминала «Квесторию», но там в буклетиках шестерёнки ролей проработаны лучше, а здесь после разговора с полицией убедительных мотивов находиться в салуне не было. Ни с кем особо не связана, ни от кого ничего не хочу, не пью и не играю. Немножко пооткровенничала с вдовушкой Линдси (Даша Гердт), что позже привело к договору о заработках для индейцев, дело хорошее; а с её братцем-журналистом (Рандир) трепалась просто так, бескорыстно. Разок поставила на чёрное и даже выиграла, но без азарта, символически. Ещё с кем-то болтала, кто был свободен и расположен к общению, и конечно же – с Мари «Тёмной Водой» (Тереза), соплеменницей (шаман Белый Волк часто медитировал, поэтому был менее доступен), которая скучала ещё отчаянней и страдала, что у неё собаки не кормлены. Но много ли можно выжать из виртуальных собак как характеристики персонажа? («- Представьте, что женщина сидит дома одна… К ней врывается мужчина… Что она схватит, чтобы отбиться? – Мари? Она собак спустит. – Точно, собаки… А если у неё нет собак? – Как это у Тёмной Воды нет собак?!») Она и рада была бы как-то помочь полиции, даже нарваться на арест (мотив – как у всех, а алиби нет), но в одностороннем порядке это сделать сложно. Единственное, где Мари удалось отжечь – это широким жестом заказать себе чай с молоком. Молоко было самым дорогим напитком в меню салуна Джорджа Тременса (Вовчик и Феарлинка), потому что дойных коров через перевал Чилкут не ввозили, и это дало повод для бесед: например, обсуждали идею перевозки коров дирижаблями или ставили под вопрос происхождение молока – точно ли оно коровье? Ведь кто-кто, а кормящие женщины и на Аляске встречаются… В общем, пятьсот баксов за стакан Мари не осилила, но на сто налить в чай – вполне. Поглядеть на бутылку с драгоценным напитком собрались практически все. «Эта индианка пила чай с молоком! А чего добился ты?»

Непринуждённая беседа с колоритными персонажами начала выдыхаться, атмосфера казино приелась, расовые и сословные различия стёрлись, полиция зашла в тупик. Все такие милые и при алиби, кого хватать? Тем более что авантюристы своими скелетиками из шкафов разбрасываться не спешили. В результате с огромной, как оказалось, неохотой (не желали трогать индейцев) полиция объявила об аресте Мари Готьен – больше ни на кого свесить убийство не получалось. Ясное дело, такой положительный персонаж, как моя Серафима, не могла позволить невиновной девушке, да ещё такой же индианке, расплачиваться за своё преступление. Но незадолго до того я посмотрела, как доктор Чапек (dusha) под гипнозом допрашивает журналиста Мелоуна, проверяя на причастность к убийству (а нечего было хвастаться, как он теперь напишет бестселлер про маньячку: «Убивает ножницами тех, кто неладно скроен?»). И задумалась – а вдруг и меня так же допросят? Первая же отмазка, какая пришла в голову – мол, не доверяю я белым в своей душе шариться, пусть лучше этим шаман займётся. Пошла уточнять у Белого Волка (Шейдер), может ли он вводить в транс и как бы так не сболтнуть при этом лишнего. А шаман с порога сообщает, что знает, кто убил, но не видит в моём сердце зла и хочет меня защитить, взяв вину на себя, ибо «я стар, я суперстар». Я запротестовала, но Белый Волк веско аргументировал: «Молчи, скво, твой день - полярный Это моё решение». Что делать, если шаман решил и духи не против – кто я такая, чтобы его останавливать? Словом, я только встревала между Мари и полицейским с кандалами и ругалась при поддержке зрителей, когда шаман созвал всех-всех, публично покаялся (хитро обойдя при этом невозможность лгать: оказывается, он попросил модистку Брониславу (Алёна) назвать Джеком Потрошителем обычного паука, которого и раздавил – а чо, убил Джека? Убил, не поспоришь) и даже изобразил нападение на стражей порядка, за что и был застрелен на месте. Конечно, тут у него даже двойной мотив был – невинную соплеменницу выручить и меня не подставить. Я аж всплакнула над телом – вот куда благие намерения-то приводят… Правда, пообещала от себя по максимуму смягчить последствия этого убийства со стороны индейцев (а то мастера пригрозили нехилыми проблемами на расовой почве). Зато когда в заключение мастера сказали, кто на самом деле убийца, получила от нескольких персонажей недружное, но искреннее «Спасибо!» При всех недостатках игра приятная, а для каких-то персонажей – активная.


«Проект Прощаение», мастер - Тереза, персонаж – Анна, пациентка, испытывающая нетрадиционную методику исцеления рака. Наученная горьким опытом Омска, я побежала заявляться как только, так сразу, ну и вот срослось. И после «Лоста» уточнила у Терезы, можно ли будет на этой игре поплакать (надо было как-то разрядиться)? «Нужно!» - ответила Тереза, и я пообещала сдохнуть, но приползти, пусть даже в полночь.

[больше слёз]Ну что я могу сказать… При обсуждении болевых точек я назвала три нежелательных и парочку возможных. В загрузе были все пять. Поэтому после начала терапии я ревела практически без передышки. В этом слёзовыжимательном настроении были только два незначительных перерыва – когда где-то в середине медсестра утешала меня и обронила что-то вроде «у вас же слёзы кончатся» («Плохо вы меня знаете, МарьИванна!» - подумалось мне) и когда голоса стали спрашивать про неизвестного Кирилла, а я не знала, у кого тут накладка – у мастера, у меня или у другого игрока. В остальном – «чистый незамутнённый ОБВМ» и страдания в морально-этическом поле. Причём, что немаловажно, ОБВМ не под кустиком или, учитывая больничный антураж, под одеялом – окружающие тоже являются частью Вселенной этого ВМ, морально-этические вопросы имеют «человеческое лицо», то есть реальное воплощение, и всё это может быть действенным, а не пассивным хлюпаньем. Конечно, в придачу к исходным травмам и потерям персонажи рискуют узнать о себе ещё много нового и интересного неприятного, однако свет в конце этого тоннеля тоже маячит. Даже человек-кирпич что-то давал общей картине, а когда проходишь мимо соседней койки с заплаканной девушкой, шепчущей что-то вроде «нет, нет…», ловишь в этом что-то знакомое и присаживаешься утешить, чтобы не думать о своей боли… а потом с подачи доброго доктора Айболита Рандира узнаёшь, что и эта боль тебе не совсем чужая…
С такими данными легко провалиться в тлен и безысходность, и то, что страданиями душа очищается появляющаяся в итоге надежда не кажется искусственной, – немалая заслуга мастера, а также игроков. Моей Анне было нелегко выйти из отчаяния: ведь к привычной потере добавились всякие выплывшие тайны, включая то, что она пыталась спрятать от себя самой, и страх перед возвращением в мир был очень силён – а вдруг я там опять натворю страшного и сломаю кому-то жизнь? Имею ли я право приблизиться к собственной дочери? Нужна ли я ей? Достойна ли жить? Чего хочет от меня Димка (Артём), который дважды удержал меня на пороге смерти – а сейчас от его справедливого вопроса меня жжёт бессмысленное раскаяние и хочется не просто умереть, а никогда не рождаться? Это на самом деле очень хороший урок на тему «позвоните родителям» - говорите своим близким о своей любви, пока можете. Не думайте, что у вас полно времени, чтобы всё исправить.

Под грузом собственной совести Ольгу (Наяда) я простила легко и искренне – ведь не она заставила Анну и Димку сделать то, что они сделали. А вот ответить, прощаю ли я себя – было очень нелегко. Понимаю, оправдываю – да. Прощаю ли? Не зря же Анна постаралась вытеснить свои злые слова, сказанные с намерением причинить боль, из памяти – это было что-то запредельное, с чем она не могла мириться даже под маской «это творил кто-то другой во мне». Принять не только сам поступок, но и его последствия я смогла, только чётко отделив одно от другого («по кусочкам»), и ещё потому, что без этого Димка не получил бы мира и свободы. В общем, по эмоциям – самый зацепивший проект
.

«Искра», тоже от Терезы, персонаж – Наталья, «память страха войны». Настраивалась играть в жертвенность и мир без насилия, но мы только и успели обсудить загадочный случай с агрессией и почему один потух, а другой нет (парочка Оксана demelko – Егор yuri_lomov была милая), а потом сообразили, что время идёт, [про дивный новый мир]а у нас ни дверь не открылась, ни лампочка не загорелась. Оказалось, что это игра в некую пасторальную Матрицу «мир не то, чем вы его представляете». Кому как, а меня, особенно без малейших способностей к технике, такой поворот и прочие сбои программы обескуражили, тем более когда выяснилось, что люди – это «саморазмножающиеся оболочки для наноботов» и каждый второй тут киборг или ещё какой нелюдь, которого наноботы заботят гораздо больше, чем благополучие людей. Борьба искусственного добра с искусственным разумом, да ещё и своеобразное богоборчество, пусть даже это бог из машины. Дополнительную путаницу вносили и чисто пожизненные накладки – например, с то выдаваемыми, то отбираемыми «коробочками», или приходящими воспоминаниями, которые либо шептались на ухо, так что могли слышать другие, либо игрока надо было уводить из комнаты и выключать из действия. К тому моменту, как появился теоретический шанс сделать как было и даже лучше, я уже ничему не верила (в общем-то правильно, как оказалось, не сработало бы это), но как тут чего сломать, чтобы не приносить в жертву Владиславу (tinva_eva) – не знала. Василиса (Лементуева) и Мирон (Алексей Ершов), несмотря на утро воскресенья, гнули свою линию мощно и упорно, особенно Мирон, практически усевшийся задницей на устройство доступа. Хорошо, что нашлись более продвинутые персонажи и успели в последний момент повернуть рубильник. Хэппи-энда не положили, и всё же, выбирая между машинной благодатью и живым человеком («Так вот ты какая, статистическая погрешность!»), я вспоминала что-то из слов Валентины (Нарежная) о свободе воли и развитии – и склонялась ко второму. А то реально колония овечек Долли получается. Этакий космогонически-гносеологический проект.
Tags: жизнь вне дома, игры
Subscribe

  • А вы на шкаф залезьте! (с)

    Образ бесполой невинности цветов, должно быть, лелеял в сердце и тот зритель, который, увидев документальный телефильм об орхидеях, упрекнул меня в…

  • У них есть логика! Но каждый раз своя

    Эмпирическим путём подтверждено: обязательность ношения свидетельства о рождении, страхового полиса, СНИЛСа и прочих документов на ребёнка в детскую…

  • Занудного филоложества пост

    Что-то захотелось мне зафиксировать ляпы и косяки из книг, которые оосбо назойливо торчат в памяти и никак не хотят забыться. Бывают книги трешовые,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments