Рыжик (loruta) wrote,
Рыжик
loruta

Categories:

Трудно быть Они*, или Метаморфозы, краткий и несерьёзный отчёт по "Танабате"

*Это такие японские демоны, если коротко.

Часть первая.
Они-воин. Это из предыстории. Жил не тужил в нижнем мире, Они постоянно между собой выясняют отношения, и вот какая-то нехорошая сущность спёрла у меня великий меч и выкинула его в средний мир. Я отправился поискать пропажу, но люди всё тащат как сороки, поэтому мой мечик куда-то притырили, а мне подсунули совсем другой - он вынуждает творить добро. (Отсюда вывод - храните фамильное оружие в надёжном сейфе и опасайтесь подделок!) С таким, знаете ли, немного навоюешь, особенно среди других Они, у которых с мечами всё в порядке (ты только и можешь, что поинтересоваться "что я могу для вас сделать?", а он в ответ "сдохни!" - и ведь придётся выполнить). Короче, без своего меча возвращаться было совсем неинтересно, да ещё и дверь в нижний мир куда-то задевалась. (Фальшивый меч был сугубо виртуальным, поэтому я чувствовал себя так, что эти добрые дела у меня где-то в печёнках сидят)

Часть вторая.
Они-Тореадор. В процессе странствий я увидел театр и прониклась красотой этого действия. И соорудил себе воплощение посимпатичней - актрису Цукихимэ (мальчик, девочка - Они как-то без разницы). С одной стороны, несёшь всем радость и вызываешь любовь, а с другой - с просьбами о конкретных добрых делах не особо пристают. И никаких страданий, что никого толком убить-то не можешь - актрисам как бы не положено, кроме как на сцене, зато ходишь вся такая прекрасная, купаешься во всеобщем восхищении и никаких комплексов неудачника. (Отсюда вывод: лучший отдых - это смена форм труда).

Часть третья.
Они-эмо. Потом я оказалась не в то время не в том месте. Рассадник тэнгу, собравшихся восстановить порядок, разглядел во мне Они и почему-то решил, что я могу быть причастна к сорванной в прошлый раз свадьбе драконов. Хотя меня там и близко не было! А поскольку рвения у учеников Сенсея было много, а мозгов - не очень, действовали они так активно, что меня развоплотило - не вынесла душа поэта актрисы такого накала страстей. А следовало бы понимать, что развоплощённые (а также зарубленные) сущности обычно уже не склонны делиться информацией...
И вот накануне праздничного представления я оказалась при пиковом интересе: без тела, по-прежнему без своего меча и дороги домой; вокруг ходит тэнгу, которого такие мелочи, как отсутствие телесной оболочки, не смущают - он и к духу прикопается с проверкой документов; меня почти никто не может видеть и слышать ("Экспериментируй!" - сказали мне высшие силы); а воплотиться снова сама по себе я смогу только с новой луной, а к тому времени Цукихимэ, пожалуй, давно похоронят и в прямом, и в переносном смысле - актёрская слава проходит быстро, особенно когда есть кому на пятки наступать; и вообще ещё вопрос, стоит ли заново воплощаться в этом городе, где даже по моим неполным сведениям каждый третий - какая-то мистическая сущность (а меня всё равно не видят, хнык)... Печаль и страдания в полный рост.

Где-то в промежутке была ещё паника-паника, ибо сначала мастера уточнили, что роль состоит из безысходности чуть менее чем полностью и критически на меня посмотрели, а потом соседи по заезду предположили, что меня могут перекинуть на кого-то из недозаехавших персонажей, и я содрогнулась, потому что это было бы ой - перегружаться на полноценную роль уже на полигоне. Но дёргать меня не стали.

Часть четвёртая.
Они-гот. Я летала невнятным облачком и решала, чего мне больше хочется - упокоиться в собственной могиле или вырыть могилку кому-то другому? В смысле, вернуться Цукихимэ или иным воплощением и поболтаться ещё в среднем мире или пробиться обратно в нижний и навтыкать там виновнику моих приключений? Но прямо здесь и сейчас моих сил не хватало ни на то, ни на другое, требовался помощник или проводник. Искала и экспериментировала, как было велено. Мои коллеги по театру меня игнорировали, разве что Ёки вздрагивала, но это могло быть из-за вселившегося демона. Во дворце вообще ловить было нечего. Хотару из гостиницы видела меня, но поговорить ей было совершенно некогда. От тэнгу я на всякий случай шарахаралась - ещё добьёт от избытка усердия, они у себя в додзё мир спасать собрались. Поболтавшись в очереди, кое-как пробилась на приём к служительнице синтоистского храма Кагами, поплакалась на жизнь на смерть, поделилась некоторыми сплетнями и посоветовала обзавестись священником (у меня было подозрение, что синтоистский священник может мне помочь хоть куда-нибудь приткнуться). Потом мастера свели меня-таки и с монахом-буддистом Набе. Он, правда, видел во мне демона, но хотя бы поговорил о моём бедном воплощении (а то уже складывалось впечатление, что на Цукихимэ всем плевать) - его беспокоило, что он не чувствовал её среди мёртвых, поэтому он опасался хоронить тело. Заверила его, что Цукихимэ уже ничего не повредит, ибо после неудачных контактов с Кайрай и Ёки склонялась к уходу, только город немножко жалко было со всеми этими демонами и глазами (засевший в печёнках мечик свербил). Монах навёл меня на Хотару, которая помогла его учителю. А тут и Хотару неожиданно освободилась. Мы побеседовали, и она нарисовала мне картинку, почти вернувшую меня в состояние Они-Тореадор. Но дорога ещё не открылась, и высшие силы ниспослали мне квест - помочь человеку, который знает про Морского бога. Естественно, подумалось про путешественников. Попросила Хотару присмотреться в гостинице, а заодно и Набе тоже. Даже с тэнгу как-то разрулили. Стало темно и мрачно, я взяла свечу, ракушку и пилу, и пошла сочинять сны. Тем жителям, про которых я что-то представляла. И пожарнику, у которого снов не было совсем и его это беспокоило ("вы хотите об этом поговорить?") - для проверки и для творения добра: пусть посмотрит, мне не жалко :). Только он почему-то моему готичному сну не обрадовался, а испугался, но я же правда хотела как лучше...

Часть пятая.
Они-графоман. С утра мирные картины просыпающегося города навеяли на меня творческое настроение, и я принялась сочинять хокку. Чтобы добро не пропало, внушала вдохновение Икацу Юки - натуре возвышенной и тяготеющей к театру, а она послушно записывала. Да и театру нашему подкрепление не мешало, это точно. Между тем количество жителей, способных меня видеть, заметно увеличилось, в синто-храме появился священник, нашли большого японца, видевшего Морского бога, а Набе помог мне с ним пообщаться (но гость от помощи отказался), и вообще кандидаты в проводники и ключи множились. Моё бренное тельце терпеливо ждало похорон, хотя к нему уже начали приходить со странными вопросами (хотя оно-то честно лежало на месте, в отличие от прочих покойников). Хорошо ещё, что в храме есть многозначительные предметы, которыми можно подавать знаки, и монах-переводчик :). Вокруг творились разные события, внушающие надежду, что город, возможно, и удастся спасти, и плодящие новые хокку. Обнаружила даже, что помню что-то из японской мифологии - в частности, про зайца с его ступкой. Сочиняю ритуалы - один для возвращения в нижний мир, один для нового воплощения. Даже жалко, что использовать-то можно будет только один.

Часть шестая.
Они-транссексуал. Совсем неожиданно меня поймал заезжий гость и начал рассказывать, сколько народу опечалено смертью Цукихимэ. Да вы что? не замечала... Для доказательства пообещал устроить мне конференцию с Кайрай. Поговорили. Оказывается, дверь в "Лунную бабочку" для меня не совсем закрыта. Сразу вспомнились ночные сны, дневные хокку, наблюдения за репетициями, и захотелось снова прикоснуться к искусству. А гость заверил, что может легко помочь мне вернуться. Но я уже как-то привыкла к мысли о будущих похоронах, и не слишком ли многое придётся объяснять, если Цукихимэ вдруг воскреснет? "Нам нужен мальчик!" - говорит Кайрай. "Э-э-э..." - говорю я, глядя в своё виртуальное декольте, - "я вижу тут две проблемы..." Теоретически перекинуться в мальчика для Они - не вопрос. Проблема в том, что я не запаслась мужской одеждой. Но с помощью высших сил я обзавелась чем-то, напоминающим костюм толстого мальчика и оставшиеся пол-игры боялась, что сиськи вывалятся из импровизированной утяжки в самый неподходящий момент. После чего оказалось, что наш доброволец-помощник занялся каким-то другим ритуалом и бродит по улице с зеркалом. У меня начинается паранойя: вот нападут на него сейчас - и даже защититься не успеет! Летаю вокруг и присматриваю. Наконец уходим в храм, к прежнему моему телу, и под присмотром монаха даём мне новое, мужское воплощение. Переодеваюсь за храмом и думаю, как же здорово, что мне не надо семенить...

Часть седьмая.
Они-раздолбай. Дальше мне было хорошо. Меня представили как свежеприбывшего бедного родственника и нового актёра, я мог разговаривать со всеми подряд, отобрать обратно свои хокку, репетировать с Ёки, меня наконец-то покормили по-человечески! В то время как у остальных проблемы только начинались, мои, в общем-то, подошли к концу, и временами я злостно стебался над окружающими. Когда воплотившаяся драконом Ёки побежала прятаться в "Лунную бабочку", я побежал следом, приговаривая "Только не сломайте театр!" Были драконоводческие кружки, долгожданное представление и даже свадьбы, хе. Немного жалко, что любовные линии прошли мимо меня - рановато для новичка любовь крутить, пусть даже секс уже и отрос, но две кандидатуры имеются на примете :). Мир спасли, при театре образовалась чудная семейка, жизнь продолжается.
Tags: игры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments