Рыжик (loruta) wrote,
Рыжик
loruta

Не прошло и полгода...



Через месяц я закончила отчёт по ГРИ "Город в огне", в котором постаралась изложить события с точки зрения персонажа, оставив за кадром пожизненное и относящееся к механике игры.
Предупреждаю - букв будет много, поэтому по частям.

Пятница. Сначала был общий, ознакомительный Элизиум. Не без косяков, но познавательно. Должна признать, что смерть шабашитки меня не слишком шокировала. Да, она была в Элизиуме. И ей как гостье честно предложили выбор, при котором её существование было бы комфортным. Если она предпочла пытки и смерть – её право, пожелание гостьи было исполнено. Позже Сородичи разбежались по делам, чтобы потом собраться в запасном Элизиуме. Особенно долго блуждал наш Сенешаль, когда он наконец добрался до Элизума, то заметил: «Если бы мне давали по капле крови каждый раз, как я слышал «я хотел бы с вами поговорить», и ещё по одному за «желательно наедине», то мы бы решили все проблемы нашего Домена!».

Суббота. Приходит Вещий сон относительно личности Крыса Бориса. Круг подозреваемых сужается, есть чёткая привязка к первому Элизиуму, но со вторым всё сложнее, там он если и был, то не с самого начала. Случилась тёмная история с проклятием, наложенным на госпожу Карелину, но Джованни обещают помочь. Посещаю философскую беседу, организованную Анархом-Малкавиан Константином Катановым. Но из беседы не помню практически ничего, кроме того, что выбрала бы другую тему… Потому что там происходит невероятное – я вижу Анну! Сначала я не верю своим глазам – случайное сходство, такое уже бывало… Но – имя, её ответный взгляд, и снова явный интерес Румянцева. Он уводит её куда-то, другие Анархи проявляют недовольство, но вот они возвращаются. Катанов проверяет ауру Анны – нет ли Уз крови, и сообщает, что есть только старые… на моё имя! Как это возможно? Я не могу в это поверить, но знаю одно – мне необходимо с ней поговорить! Неужели она вернулась из моего прошлого?
Вечером мы проводим совместное культурное мероприятие, организованное Евой-Марией Курц, помощницей Хранителя Элизиума. Жаль, что одновременно в Ильменском княжестве проходит Примогенат (впрочем, позже часть ильменцев всё-таки до нас добралась). В фанты поиграли достаточно бодро, а в финале объявился неожиданный гость – боярин Прохор Могила, по слухам, поспавший последние сто лет (или малость подольше) и вот буквально вчера проснувшийся. Боюсь, что я была недостаточно гостеприимна... Впрочем, сам виноват – не извинился за вторжение и назвал Его Светлость холопом, надо же было додуматься! Позже Князь наказал меня за неподобающее поведение – на час перестал со мной разговаривать, а заодно повысил мой статус до чёрного. Знала бы я тогда, чем для меня обернётся это повышение…
После мероприятия решаем провести наконец задуманный экзамен, тем более что есть ещё один кандидат – протеже Джессики Ли Борис Воронков. Кажется, я единственная озаботилась подготовить вопросы заранее и к тому же с запасом. Когда я всего лишь спрашиваю: «Можете ли вы назвать причины, которые побудили бы вас нарушить Третью Традицию?», на лицах остальных экзаменаторов появляется странное выражение – такое впечатление, что они сами затрудняются с ответом на этот вопрос. Борис явно не был готов к опросу прямо сейчас, но птенец госпожи Карелиной произвела и вовсе удручающее впечатление. К счастью, Его Светлость заранее допустил возможность повторного экзамена, и никому из испытуемых не грозило уничтожение.
Вероятно, под впечатлением моего нового статуса Румянцев вызывает меня на доверительную беседу. Он говорит, что Анна – его смертная сестра, которую он давно потерял, но потом увидел рядом со мной. При этом он подозревает меня в какой-то нечестной игре, заставляющей Анну избегать его. Это очень странно, как я могу управлять Анной, если не виделась с ней с тех пор, как он увёз её от меня? Может быть, у неё есть собственные причины избегать Румянцева – этот Носферату вообще давно себя в зеркале видел? Поздней ночью я встречаюсь с Анной. И она сообщает мне нечто совсем неожиданное: она уверяет, что я – её Сир! Неужели я успела дать ей Становление? Но почему же я этого не помню? По её словам, она сбежала от меня с Румянцевым потому, что я подталкивала её к вступлению в Камарилью, а ей этого не хотелось. Кстати, она отрицает родство с нашим Сенешалем – он называет её Марией, это не её имя. Возможно, он просто обознался… Но на самом деле у меня нет ни сил, ни большого желания разбираться в прошлом. Важно, что сейчас мы можем видеться и быть вместе. Пусть она Анарх, я не собираюсь мешать её выбору, если в прошлом это вынудило её оставить меня. У меня будет настоящая Анна, а не только голос в моей голове…

Воскресенье. День для меня прошёл под знаком Анны. К полудню мы встретились и вместе, чтобы подразнить Румянцева, явились в Березовую рощу, где проходили переговоры Анархов и нашего Сенешаля. Пока Чкалов и Румянцев обсуждали статьи договора, Анна нервничала – ей казалось, что Румянцев хочет добиться её выдачи. Какая-то загадочная история с кольцом, которое она прихватила на память, убегая… Впрочем, позже она сама вернула Сенешалю это кольцо, пусть подавится, оно ей и не нравилось, от него странные сны снятся. Обсуждать наши взаимоотношения Румянцев отказался и ушёл расстроенный. Стояла прекрасная погода, и мы с Анной отправились гулять по городу, болтая о всяких пустяках, например, обсуждали идею наслать на Румянцева положительный Психоз – чтобы он был всем доволен и счастлив... Заглянули в музей на выставку ксилографий Дали – идея Павлы Смирновой, Примогена Тореадор. Признаться, я была несколько разочарована этим мероприятием, да и с нашей стороны не всё гладко. Ева Курц не появилась, Анастасия Романова, которая ещё вчера выражала недовольство, что её никуда не зовут, не брала трубку, до Джессики Ли тоже не дозвониться. Анджей собирался, но потом извинился, что не может прийти – в его помощи нуждается Шериф. Шериф, который на операциях прибегает к помощи Гарпии? Оригинально…
После выставки в компании Князя, Хранительницы Элизиума и её птенца мы отправляемся в сторону «Глобуса», где намечается какая-то операция. По пути я узнаю, что Борис Воронков оказался предателем и пытался завладеть нашим Имением, и только героизм Анны Соловьёвой позволил уберечь собственность Телеутского княжества. За это Анне присваивается звание полноправного Сородича и алый статус. Заодно выясняется, что её замешательство на вчерашнем экзамене было вызвано Доминированием Анастасии Романовой. Неглупо, но как же мелко! Пусть она недолюбливает Хранительницу Элизиума, но отыгрываться на чужом птенце? С операцией что-то не заладилось, из-под нашего носа сбежали Гангрелы (не то шестеро, не то семеро втиснулось в одну машину, ну точно – дикие!), зато нам попалось много бабушек. Уже под вечер я наконец прощаюсь с Анной и прошу её не распространяться о том, что она видела…
Позже мы с Михаилом Романовым отправляемся искать некую смертную, Татьяну Лаврову – она связана с медициной и может быть полезна. На территории больницы мы пересекаемся с Анархами – хм, как быстро они принялись использовать разрешение пребывать на нашей территории! Я выхожу побеседовать с ними – как и следовало ожидать, у них те же интересы. Вежливо пытаюсь выговорить право первенства, до боевых действий доводить не хочется. Чкалов, Ковальчук, Катанов и… Анна. Как минимум две «десятки», в то время как наш Бич – одиннадцатого поколения, а я – не боевик. Впрочем, вопрос первенства приобретает сильно теоретический характер – оказывается, она уже покинула территорию больницы и направилась на левый берег. Мы дружно рассаживаемся по машинам и начинаем погоню. По дороге мне звонит Чкалов и любезно соглашается отказаться от претензий на Лаврову за скромное вознаграждение – вероятно, соперничать ещё и с ильменцами Анархи не готовы. Я вежливо предлагаю не делить шкуру неубитого медведя и оказываюсь права – перед областной больницей мы видим целую толпу ильменцев. По словам Сенешаля Владлена Черновски, с Лавровой уже беседует их Сородич, так что мы опоздали.
Возвращаемся в Элизиум. Удаётся связаться с Джессикой Ли – она непричастна к измене Бориса, это радует. Новые неприятности – Хранитель Элизиума и её потомок попались в лапы Шабаша! Я пытаюсь её найти, но она передвигается по городу – непонятно, по своей воле или нет. Уже ночью узнаю, что а) найти Ольгу не удалось; б) был уничтожен другой шабашит, и к этому как-то причастна Анастасия Романова; в) я теперь Сенешаль – как единственный, кроме Его Светлости, Сородич с чёрным статусом. По-моему, это слишком жестокое наказание за пощёчину старому Тзимицу…

Мои прогулки с Анной не остались незамеченными Румянцевым. Я получаю от него прелестные обещания Окончательной смерти, если посмею встать между ним и его сестрой или как-то ей навредить, воспользовавшись своей властью. Кто бы говорил… Отвечаю, что «не могу ответить Вам той же любезностью», ибо не собираюсь его убивать – это слишком просто. В итоге мы встречаемся в присутствии Его Светлости – его не устраивают столь напряжённые отношения между двумя ближайшими соратниками.
Но неожиданный титул Сенешаля странным образом меняет моё восприятие. Неизвестно откуда взявшаяся паранойя заставляет меня усомниться в том, что Анна – действительно мой потомок. Как бы мне ни хотелось в это верить, я по-прежнему не помню, что давала ей Становление. Фактически я поверила на слово ей и Катанову, но ведь отношения Сира и потомка – не Узы крови, их нельзя прочесть по ауре! Анна называет меня своим Сиром (чего я не помню) и отрицает родство с Румянцевым (на чём он настаивает) – как минимум у одного из нас троих или проблемы с памятью, или Психоз. Несомненно одно – Сир Анны должен быть Малкавиан десятого поколения, следовательно, любой из нас мог стать жертвой Помешательства. Может быть, это всего лишь розыгрыш Катанова или заговор с целью стравить меня и Румянцева… Поэтому, кстати, я категорически отказываюсь выведывать через Анну что-либо об Анархах – я ведь не могу гарантировать, что она подчинится мне и скажет правдивую информацию, ничего не сообщив своим соратникам. К тому же мне вообще не хочется использовать Анну против её воли…
Я отрицаю, что каким-либо образом воздействовала на Анну или Румянцева, Узы крови не позволят мне солгать. Мне намекают, что я не могу ручаться за другие свои личности. Что ж, от Вероники и впрямь можно ожидать всякого, но она не умеет применять Дисциплины. А моя внутренняя Анна, конечно, могла бы ревновать к реальной Анне... но она сформировалась уже после того, как Румянцев увёз Анну-первую, а он утверждает, что к тому моменту та уже была полноценным Сородичем – у третьей моей личности просто не было времени как-то повлиять на Анну Орлову. Иное дело Румянцев, здесь времени было достаточно… но ведь моя Анна неопытна и едва ли могла бы одолеть Носферату десятого поколения – как у моего птенца, её силы должны быть на уровне одиннадцатого. Чтобы окончательно снять с себя подозрение, я зову свою Анну – она так же не способна солгать или навредить мне, как я не могу лгать или вредить Его Светлости. Как я и ожидала, моя Анна отрицает, что каким-либо образом воздействовала на Румянцева, меня или Анну Орлову, хотя признаёт, что мой интерес к последней её беспокоит. Я стараюсь успокоить своего птенца и заканчиваю разговор. Его Светлость, глядя на нас с Румянцевым: «И это двое самых надёжных моих приближённых…»
Как бы там ни было, в одном мы с Румянцевым единодушны – мы хотим уберечь Анну от опасности. А опасность близка – я узнаю, что избежать войны с Анархами не удастся. Некоторое время мы спорим, как лучше вывести Анну из-под удара. Мне не нравится, что Румянцев хочет дать ей Узы крови – как я могу быть уверена, что он не злоупотребит своей властью? Обстановку разряжает замечание, что наша беседа напоминает разводящихся родителей, делящих ребёнка. Действительно забавно – учитывая нестыковки в воспоминаниях, пару артефактных колец Румянцева и общую запутанность истории, уже можно поверить, что в прошлом нас связывали личные отношения, плодом которых и оказалась Анна… В конце концов я соглашаюсь – у Румянцева всё-таки больше ресурсов, и он обещает не препятствовать нашему с Анной общению.

Пятница. Сначала я собиралась съездить на собрание Анархов – с Анной повидаться без бдительного Румянцева рядом, да и Чкалов приглашал, даже обещает на машине доставить туда и обратно. Но Его Светлость прямо запретил мне отправляться в логово Анархов накануне войны, пришлось отговариваться новыми должностными обязананностями и хлопотами перед приездом Архонтов. Гостями пока занимается исполняющая обязанности Хранителя Элизиума Ева Курц, обещает их встретить и говорит, что занимается организацией субботнего приёма, но как раз об этом приёме ничего узнать не удаётся – она то не отвечает, то бросает трубку, то бормочет что-то невнятное о том, что приём не для всех, Архонтам виднее, кого звать, и вообще предлагает спросить у Его Светлости. А для чего нам тогда вообще такой Хранитель Элизиума, если по любому вопросу приходится Князя беспокоить? Скорее бы уже госпожа Карелина с её потомком освободились и вернулись, госпожа Курц, конечно, инициативна, но что-то её инициатива идёт в нежелательном направлении…
Tags: игры
Subscribe

  • Из серии случайных фактов

    Наткнулась на фотографию в архиве. Это старая льнихинская мельница на речке Ора. 12 ноября 2019 года. А через год я в том же месте закрывала…

  • Ответ Чемберлену, ага

    Наткнулась на картинку - продолжение известного мема:

  • я ни умирла (с)

    Ребёнок учится трагическому восприятию мира. Раньше он каждый раз, как вспоминал, заново с трудом укладывал в голове тот факт, что его дедушка Саша,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments