Рыжик (loruta) wrote,
Рыжик
loruta

Categories:

"Талисман": личное

От дневной игры (Реджина Эль-Фуко-Тир, представитель Магического Капитула) у меня осталось впечатление, что не сработало ничего из присланной мастерами шпаргалки. Кого там волновало моё происхождение от Меланидов? Кому было дело, что незаконное клонирование Гермионы Эль-Атари – это вообще некромантия (даже самой Гермионе это стало до лампочки – удобно ведь, когда есть кому за тебя в очереди постоять)? Что толку от моих мечтаний о роспуске «Гнева господня»? Каким местом я похожа на политика и самого влиятельного мага Империи? Я изначально на роль скромного производственного оборудования просилась…
Слегка спасал тот факт, что в политику приходилось именно что играть, причём персонажам и с большой осторожностью. То фракцию никак полностью не соберёшь, то Союз святого Вульпа чёрным мешком на весы брякнет, то Малый Имперский Совет вето помашет, то вообще Флавий заседание почтит своим присутствием… попробуй-ка тут протащить законопроект, особенно какой-нибудь революционный! Разумеется, кардинально менять имперский указ (подписанный самим Флавием) о положении магов было неосмотрительно, так что ходила и делала вид, выискивая союзников и прикидывая, как бы под шумок выцыганить для магов какие-нибудь льготы. Закинуть удочку преторианцам насчёт военной необходимости; посоветоваться с коммуналистами о модели самоуправления; послать пожертвований Церкви; послушать, что там с порохом: если разрешат, то могут и магам послабление сделать, если запретят, то магия наберёт очки как противовес магократам…
Время от времени приплывали перспективные идеи, вроде «лечения» душ или эмиссара Магократии Терезы Эль-Вельд. Но увы, возможностей развивать исследования в рамках игры не было (и это требовало постоянных консультаций с мастером, зачем съедать игровое время такими занятиями), а я, при всём моём интересе к Магократии и желании сохранить и приумножить магическую силу, оставалась представителем Капитула и должна была думать о судьбе ВСЕХ магов Империи. (Ненавижу чувство долга и ответственности!) Не могла я хвостиком махнуть и побежать в светлое будущее в одиночку, как бы мне этого ни хотелось. Пришлось дистанцироваться от Терезы, пусть этот путь остаётся про запас. Если бы меня уличили в связях с Магократией, как бы это отразилось на репутации магов? У нас и так Эль-Инваз-Дар в летающие кошки подался, а Анна Хит - в Ал-Атари…
В ночной роли (Сильвия Тир-Меланид, Верховная Жрица Сета) были похожие чувства – как тут возвращать в семью дочерей, если глава рода Чар только и делает, что сидит и помнит о величии? Какой прок от моей способности Истинного убийства, если я могу убивать только по заказу другого персонажа и при этом не должна себя раскрывать? Как вообще можно сделать что-либо разумное, если Императора швыряет из одной крайности в другую, а последователи Близнецов чем дальше, тем больше выходят из-под контроля?

Но было то, что творилось уже на игре: то, что цеплялось одно за другое, переплеталось и продолжалось, вызывая новые действия и события. Это было подлинным, это не было посчитанным заранее «сделать сейчас вот так, чтобы потом получилось вот этак». Это были жизнь и персонаж – «сейчас происходит вот это, потому что раньше случилось вон то, и я делаю так… потому что не могу иначе».
На ночной игре это ощущение «одно влечёт за собой другое» и «не могу иначе» получалось ещё сильнее – выше была плотность давления. Даже если ты ничего не мог сделать, невозможно было не реагировать. А потом события ночной игры накладывались на дневную реальность… «Принимая какое-то решение, ты принимаешь и его последствия». И это чувство причастности (а в чём-то – даже вины) к изменениям мира было настоящим. Даже если ты добивался не этого – ты где-то сдвинул (или не остановил) тот камушек, который вызвал эту лавину.

Закручиваться эта пружина для меня начала во второй половине первого дня. До того я потихоньку скидывалась влиянием на заседаниях фракции, поражалась законотворческой плодовитости Сената (а спикер всё это зачитывал, бедный!) и присматривалась, где водичка помутнее. Потом первоочередной задачей стало отвлечь и развлечь Флавия. Пока готовлюсь демонстративно исцелить раненого на празднике в честь Императора, который готовят графиня Эль-Буфо и сьеры из курительного салона, по городу начинают греметь взрывы.

Бомбы не выбирают жертв – аркны, люди, дворяне и мещане одинаково мучаются… У нас с Клариссой быстро заканчиваются силы, и вот те, кто стоит рядом, собирают влияния на исцеление. Тяжелые пригоршни, сила течёт сквозь пальцы. «Белая магия… на благо Империи…»
Императорская охота – ты знала, чем рискуешь, когда принимала приглашение… Легко смотреть и молчать, когда унижают другого. Беги, Реджина! Склонившаяся Кларисса, растрёпанные Моргана и Делия, Каденций Эль-Растан... Мерзко, отвратительно – но как после этого чувствуешь, что жива!
Вечер, передышка… сон?
Бедная Императрица, как ей нелегко… Что бы ни говорил Император, жертвоприношение состоится. Я наношу жертве не смертельную рану – всего лишь перерезаю вену на руке. Если богам угодно всё равно забрать его жизнь и душу… не нам и не Императору противиться воле богов, что бы о них ни думали Близнецы.
Фабий говорит, что Далила и Рахиль хотят вернуться в семью! Они не забыли, они не предали… но согласится ли Чар?
Александр Темпест-Марк принимает приговор Суда Целомудрия…
Император хочет удержать Империю от кровопролития, но неужели он не видит, что его новые «союзники» ему не подчиняются?
Подписан закон о свободе вероисповедания… но борьба ещё не кончена, апостолы хотят уничтожить магов и союзные народы…
Пробуждение? Что-то сдвинулось в нашем мире…
Начинается строительство Университета, и Церковь согласна, что магические исследования на благо Империи необходимы. Но подать петицию об этом я не успеваю – всё время что-то происходит.
Тело Публия Красса – ой, что будет, когда это увидит Флавий!..
Анна, ну зачем? Не знаю, что меня больше злит – её отступничество или то, что она позволила себя уличить…
Покушения – ну чего можно этим добиться? Этот путь уже пробовали…
Почуявшая запах крови чернь…
Казнь на площади. В сьерру Шарлотту я кидала камень так, чтобы попасть в платье, но с Аргентом Регнумом это не пройдёт… Чудотворец брат Кларенс прикрывает обречённого своим телом – нет, не могу бросить…
Несчастный Корнелий Темпест, это было слишком сильным ударом. Застывший, отрешённый взгляд. Магия тут бессильна. Вместе с Клариссой мы стараемся хоть как-то облегчить страдания. Если груз оказался не под силу Корнелию, пусть боги даруют ему хотя бы лёгкий уход…
Он приходит в себя! Но, о боги, он думает, что Джориан ещё жив, он хочет поговорить с обоими принцами! Хотя… может, и к лучшему, что он забыл столь тягостные события.
Флавий МЁРТВ?! Императрица??? Не успеваю обрадоваться обещанному миру – появляется Корнелий Темпест. «Некроманты» - шепчет кто-то за спиной…
Речь Корнелия про страдания и искупления. Как сильно смерть меняет аркнов…
По приказу Корнелия присутствующие должны проститься с телом Флавия, целуя ему ноги. Все покорно склоняются… тело прикрыто тканью, только левый сапог чуть выглядывает. Разобрать, целуют ли они сапог, тряпку или вообще воздух, невозможно. Фарс! Склоняюсь. Широкие поля шляпы скрывают меня от Корнелия. Не могу удержаться – нахожу, где кончается сапог, и кусаю тело мёртвого Императора. Кощунство? Глумление? Возможно. Зато настоящее. Герб Меланидов – змея. «Время помнит».
Инквизиция пытается понять, не является ли воскрешение Корнелия результатом чьего-то заклинания и насколько наш новый Император себя контролирует. Кларисса с разрешения Инквизиции обращается к жрице старых богов – Диане Эль-Буфо. Цена вопроса – игра. Ставка Клариссы – её жизнь. Пожалуй, никогда я так искренне не молилась Близнецам… Кларисса выиграла! Скоро мы получим ответ…
Нас вызывают к Императору! И… Корнелий благодарит нас за то, что мы пытались для него сделать. Он говорит не как безумец, не как зомби, он говорит, как тот Корнелий, которым был раньше… Быть может, у Империи ещё есть шанс на спасение. Император предлагает нам любую награду, но за сострадание нельзя брать плату, иначе оно станет расчётом. Мне ничего не надо для себя, но для магии… белой… на благо Империи…
В шатре курительного салона тайно собирается Сенат. Арно Морр звал меня, и я приняла приглашение. Но сейчас… при словах «Корнелий – чудовище» я встаю и прошу разрешения уйти. Только что я смотрела в глаза этому «чудовищу» и обещала по мере своих сил разделить с ним бремя, выпавшее Империи. Я не могу здесь оставаться. Исключите меня, прогоните, убейте – но я не могу принимать в этом участие! Я дала слово Императору, сама, добровольно и… искренне. Даже если вы правы и спасение Империи – республика, я выбрала другой путь. Корнелий ещё помнит добро, и я не могу его предать. Впрочем, я даю слово, что не выдам собравшихся здесь. Мне было оказано доверие, и не вина собравшихся, что разговор с Императором перевернул мне душу. «Я вчера была бы с вами, а сегодня – не могу».
Завидую тем, кто может бросить камень за свою невиновность. Неужели остались те, кто делает это с чистым сердцем?

Что за бред с новой коронацией? Я не собираюсь ни надевать петлю, ни отрекаться от Сета! Мы готовы признать существование и силу Близнецов, но не такой ценой! Разве мне, например, мешали Лейфа или Серебряный Дракон? «Лже-Боги» - надо же такое придумать! Сила Близнецов ничего не доказывает – буйвол тоже больше и сильнее коня, но разве это повод отказываться от коней и пересаживаться на буйволов?
Не знаю, чего хотят добиться эти апостолы своими выходками, пока же они доказывают только одно – что им наплевать на законы Империи и права аркнов, а Император им в этом потворствует. Император, который ещё вчера клялся, что все его подданые ему одинаково дороги!
Хватит терпеть. Императору даётся последний шанс… Мы присягали ему перед лицом наших богов, и для нас эта клятва не пустой звук. Он ещё может остановить это безумие, и только от него зависит, пустим ли мы в ход петицию о низложении. Фабий Квинт Диамант начинает протестовать «а почему новым Императором должен стать Темпест?» - нашёл время меряться величием рода!
Сын командует одним из наших легионов, дочери остаются с апостолами, но они рассказывают Чару о том, что происходит среди последователей Близнецов. Быть может, наша семья ещё соединится – или же нам предстоит выступить друг против друга. Я не могу оставить никого из них… Это бегство, а ведь в Конклаве говорили не только о сохранении магии в других землях, но и о необходимости вести борьбу здесь, дома… почему об этом забыли?
Вот оно – раскол. Я возвращаюсь в зал, чтобы встать вместе со сторонниками Эрика Третьего, рядом с мужем – и напротив Далилы…

Старые слова на устах, слова, идущие из глубины древней памяти. И Император – первый среди равных. Возможно ли это? Магический Конклав – не Капитул? И служители Близнецов с петлями на шеях… Боги, что мы сделали?!


Есть время любить – а надежды нет.
Есть время встречаться – дороги нет.
Есть булка на завтрак, а завтра – нет…
Есть повод лежать без сна (М. Хамзина)
Tags: игры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments