February 13th, 2019

сенатор

(no subject)

Теперь я знаю, что в минус двадцать градусов слёзы ребёнка (которого ты ранним февральским утром в темноте ведёшь в садик, а он почему-то решил, что его лишили законной конфетки, поэтому пытается сбежать домой, и вместо "ватрушки" его пришлось кое-как взгромоздить на спину, а "ватрушку" тащить в руках, и она жутко мешает) успевают остыть, прежде чем капнуть тебе за шиворот. Спрашивается, зачем мне это знание?