Рыжик (loruta) wrote,
Рыжик
loruta

Categories:
  • Mood:

Про "Крит", личное

Собираясь в Омск на "Крит: Легенда о Минотавре", я одновременно радовалась и боялась, потому что мне доверили роль Медеи. С одной стороны, этим образом я болела ещё со времён "Театрума" и "Эха женщин" ("Не слушай, как я говорю, Ясон, живи теперь без меня") и вообще хотела роль женщины взрослой и относительно самостоятельной, а с другой - ясное дело, боялась не справиться. Слишком известный персонаж и завышенные ожидания окружающих.

К счастью, мастер оставил трактовку характера на моей совести. Перечитав несколько вариантов мифа и пересказ Еврипида, я переосмыслила это следующим образом: Медея - женщина-хамелеон, которая становится такой, какой её видят.
Изначально обладая колдовской силой (внучка Гелиоса и племянница Цирцеи), Медея практически не пользовалась своей силой - по крайней мере, её отец не заподозрил подвоха в неожиданной удаче Ясона и совершенно очевидно не ожидал противодействия со стороны собственной дочери.
По Еврепиду, почувствовав любовь к пришельцу, Медея задумывается о самоубийстве - она догадывается, что эта любовь не доведёт её до добра и толкнёт на страшные поступки, на которые она сама бы не решилась. Медея колеблется, прежде чем направить своё искусство на помощь чужаку, но она уже смотрит на мир его глазами (как раньше, вероятно, смотрела глазами отца), желает Ясону победы и хочет уберечь от коварных замыслов Эета.
Приняв сторону Ясона, Медея идёт против отца, помогает убить собственного брата, но в то же время активно помогает аргонавтам на обратном пути. Ясону нужна была её помощь - и она становится верной соратницей.
В Эолке Медея коварно убивает Пелия не из природной кровожадности, а помогая своему законному супругу, ведь Пелий первым нарушил слово и отказался вернуть Ясону трон. А вот другому, ни в чём не повинному старику, она честно вернула молодость.
В Коринфе Медея находится на положении гостьи, жены Ясона и матери его сыновей. Когда же Ясон говорит ей о своём намерении жениться на другой и растить детей без неё, Медея сначала полностью раздавлена. Она была такой, какой её хотел видеть муж, но сейчас она стала ему не нужна, и именно никому не нужной она себя и чувствует.
В этот момент её встречает афинский царь Эгей, и он первый, кто видит в Медее не могущественную чародейку или коварную ведьму, а просто слабую женщину, которая нуждается в защите. Позже в Афинах Эгей даёт беглянке эту защиту, сделав её своей женой и афинской царицей. Естественно, что она испытывает ко второму супругу благодарность и старается быть ему верной женой и достойной спутницей.
А тем временем в Коринфе Креонт наводит Медею на недобрые мысли. Вероятно, он прекрасно сознаёт, как несправедливо они с Ясоном намерены поступить с его первой супругой, без которой он и не стал бы столь знаменитым героем и желанным зятем. Царь "боится мстительного нрава Медеи" лишь потому, что понимает - у неё есть основания мстить, и пытается поскорее от избавиться от опасной противницы, а попросту - выгнать из Коринфа. После такого и более кроткая женщина имела право почувствовать себя оскорблённой, и Креонт получает именно то, чего так боялся.
По некоторым вариантам мифа, Медея не убивала своих сыновей от Ясона, а оставила их в храме, где детей убили разъярённые коринфиняне (ходили слухи, что Еврипид в своей драме приписал их убийство Медее за большую взятку от жителей Коринфа). Я предпочла именно эту версию, тем более что у меня по игре был ещё один сын от Ясона - Мед, и было бы непонятно, почему в детоубийстве Медея остановилась на полпути. Тем более что оставить Ясона в Коринфе с детьми после смерти Главки было бы более утончённой местью - пусть попробует чего-нибудь добиться без поддержки женщины, раз такой умный. На случай, если бы кто-то захотел попрекнуть меня детоубийством, у меня была роскошная фраза: "Когда меня обвиняют в смерти детей, их называют сыновьями Ясона, а вот коринфиняне убили их потому, что они рождены мною"...

На игре ситуация сложилась так, что оснований устранять Тесея (как соперника Меда в борьбе за афинский трон) у Медеи не было. Мед был пасынком Эгея, и официальным наследником царь его не называл. Кроме того, у Эгея было два младших брата и не поддающееся учёту число племянников, и сам царь был ещё какой Эге-гей, так что долго бы пришлось Меду дожидаться наследства, да и убрать с дороги столько конкурентов - дело ужасно хлопотное. А главное - сам Мед совершенно не проявлял стремления к власти и был вполне счастлив, бегая вместе с другими афинянами по лесам за разбойниками. Эгей вёл себя как образцовый супруг, упрекнуть его было решительно не в чем, так с какой стати Медее убивать единственного сына человека, который сделал ей столько добра? И была моя Медея в Афинах совсем белой и пушистой, убивала только жертвенных животных, и полное декольте зелий пропало зря. Но Тесей и опекавшие его жительницы Милета меня почему-то всё равно боялись. Уже после игры я узнала, что Тесей только и ждал какого-то проявления агрессии с моей стороны, чтобы меня заколоть, и даже пытался заказать моё убийство одному разбойнику (ничего не скажешь, очень геройский поступок). Такова сила общественного мнения...

Сама игра получилась хоть и короткой, но насыщенной, так что хроника и попытка анализа будут в другой раз.
Tags: женское, игры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments